Спецназ на Северном Кавказе: как убивают террористов

"Может умереть от рикошета, а может вести бой и с пулей в голове" Любому бойцу всегда интересно узнать, как действуют его коллеги. Тем более если занимаются они таким благородным делом, как борьба с террористами.И вот, пожалуй, самый загадочный персонаж на просторах российского Интернета - таинственный спецназовец, который называет себя Хардингуш. Он описывает свои будни в дневнике, выкладывает фотографии со спецопераций и учений, рассказывает об особенностях работы и буднях сотрудников спецподразделений.

фото: youtube.com

"МК" расспросил его о том, как сейчас проводятся контртеррористические операции на Северном Кавказе.

- Чем занимается ваше подразделение? Занимаетесь ли вы разведывательно-поисковой деятельностью, "ходите" ли по лесам?

- Наше подразделение антитеррористической направленности: освобождение заложников, ликвидация террористов. Мы не заточены под работу в горно-лесистой местности, поэтому очевидно, что там работать нам тяжелее. По той же причине, по которой лор-врачу легче работать с заболеваниями носоглотки, чем лечить гастрит. Он в принципе может и то, и другое, но у каждого своя специализация.

- Когда вы узнаете о том, что предстоит спецоперация? Кто ее планирует?

- Планирует КТО оперативный штаб. Мы получаем задачу уже непосредственно перед ее выполнением. Причин, по которым режим контртеррористической операции вводится в то или иное время, много: все зависит от конкретной ситуации. Но по закону правовой режим КТО начинает действовать с момента его объявления. То есть задача оперативного штаба - уведомить население о том, что на определенной территории начинается ограничение прав граждан.

- Ну а сам момент, в который все начинается? Известен ли алгоритм действий заранее или действуете по ситуации?

- Для начала - обязательно наличие переговорщика. Если преступник блокирован и еще не начал оказывать сопротивления, мы обязаны предложить ему сдаться. Но когда он начал оказывать сопротивление, то мы начинаем действовать. Алгоритм действий разрабатывается под конкретную обстановку. Но иногда приходится работать с колес.

- Каким оружием вы пользуетесь во время спецоперации?

- Основное оружие - автомат Калашникова. Лично у меня есть пистолет Макарова. Я его не сдаю, потому что он удобнее для скрытого ношения. А так, всем уже давно выдали пистолет Ярыгина, он по тактико-техническим характеристикам превосходит ПМ. Оружие используется под конкретную ситуацию, про него и амуницию вообще длинную статью можно написать. Но, например, у щитовика, который принимает участие в спецоперации, амуниция отличается от моей только наличием щита.

ТТХ пистолета Ярыгина

Масса, кг: 0 95

Длина, мм: 198

Длина ствола, мм: 112 8

Ширина, мм: 38

Высота, мм: 145

Прицельная дальность, м: 50-100 (в зависимости от типа патрона)

Вид боепитания: магазин на 18 патронов; (до 2004 г. выпуска - на 17 патронов)

Прицел: открытый

- Однажды довелось видеть, как во время спецоперации в Дагестане спецназовцы после окончания мероприятий загоняли внутрь такое шарообразное устройство, куда была вмонтирована видеокамера, и на мониторе видели все, что происходит в доме, - разрушения, тела погибших террористов... Используете ли вы такие в Ингушетии?

- У нас такого устройства нет. Но есть другие, которые используются на чердаках, в подвалах и в любых ситуациях, когда попытка сунуть свою любопытную голову куда не следует может закончиться не позитивно...

- Что предусмотрено на случай нештатной ситуации? Например, однажды в Дагестане при штурме дома, где засели боевики, один из них каким-то образом выбрался из здания и открыл огонь по спецназовцам. Офицер погиб, еще несколько получили серьезные ранения...

- Деблокирование дома вряд ли возможно, этот момент предусматривается всегда. Но про тот случай знаю. И знаю, почему это произошло. Там преступник выбежал фактически в лобовую атаку, чего никто не ожидал, а потом оказался на пересечении линии огня двух групп, и ни одна из них не открыла огонь, чтобы не попасть в своих. Всякое бывает. Террорист может умереть от рикошета, а может вести бой контуженный, без руки и с пулей в голове. Адреналин.

- Происходит ли после спецоперации "разбор полетов"? Ищут ли виновных в случае нештатной ситуации?

- Обязательно. Стандартных ситуаций не бывает.

- Поскольку вы во время спецопераций действуете, используя оружие, то, наверное, рукопашный бой - лишняя опция? Физическая сила не нужна, ну, пожалуй, если ты не щитовик?

- Рукопашный бой нужен только при задержаниях. В бою - не нужен как комплекс, но он дает навыки реакции, что само по себе ценно в подготовке.

- Периодически на кадрах оперативной съемки можно видеть пулевые отверстия в голове у некоторых террористов. Очень похоже на контрольные выстрелы...

- Что значит у некоторых? У всех. Потому что это меры безопасности. Нужно сделать так, чтобы преступник точно не смог привести в действие, возможно, имеющееся у него самодельное взрывное устройство...

- Используются ли во время спецопераций беспилотники, чтобы видеть местность сверху?

- Бывает, но в большинстве случаев в них нет необходимости.

- Все, что умеют наши спецназовцы, - это, так сказать, "отечественные наработки", опыт, наработанный собственным путем?

- Да. Обмен опытом с иностранными коллегами много не даст. Разные условия, разные законы, разная тактика, которая диктуется опять же разными условиями. Кое-что перенимать можно, но в принципе на уровне спецназа в обмене опытом с иностранными подразделениями толку немного. Впрочем, все равно периодически некоторые коллеги ездят на такие мероприятия.

Василий Пяткин


ОРИГИНАЛ СТАТЬИ Что бы добавить комментарий, нужно ВОЙТИ / ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ
Истчник: Московский комсомолец
Московский комсомолец
Опубликовано January 04, 2015
РЕКОМЕНДУЕМЫЕ СТАТЬИ